Поучительные рассказы

Крещение: обещание или просьба?

Является ли акт крещения неким обещанием Богу со стороны человека, как это принято считать в некоторых протестантских кругах? Уверовавший, как считается, принимая крещение, дает Богу обещание "служить Ему доброй совестью". Такое убеждение, пламенно высказываемое в адрес новообращенных с целью побуждения их к праведной жизни, увы, не имеет твердого библейского основания. Единственным местом Писания, используемым в его поддержку, является не совсем ясный и нелегкий как для перевода, так и для истолкования библейский текст - 1 Петра 3:20-21. Этот текст будет рассмотрен чуть позже, после того, как мы вкратце остановимся на самом понятии крещения, а также значении и назначении этого важного христианского символа (в данной статье не будут обсуждаться все существующие значения и применения терминов баптидзо (глагол, "крестить") и баптизма (существительное, "крещение"); это относится, например, к Мат. 3:11, Мк. 7:4, Деян. 1:5 и др.).

 

Предыстория обряда крещения и его предназначение

Известно, что греческий термин баптидзо, переводимый в Новом Завете глаголом "крестить", буквально означает "погружаться", "нырять", "опускаться в жидкость" (напр. под воду), "топить" (или "тонуть"), "окунать(-ся)". Что касается истории возникновения ритуала, то она связана с требованиями иудеев к язычникам, желавших принять иудаизм. Эти требования включали в себя обрезание и омовение через погружение, которое, в свою очередь, было, вероятно, заимствовано из практики иудейских ритуальных омовений. Новообращенных в иудаизм называли прозелитами. Крещение прозелитов было введено задолго до явления Иоанна Крестителя. Действия Иоанна не вызывали непонимания со стороны иудеев; они лишь спрашивали его о том, по какому праву он так поступает (Ин. 1:19-25). Иоанн призывал к покаянию, принятию Божьего пути спасения через грядущего Мессию (Мт. 3:2-3); внешним выражение такой внутренней перемены должно было быть крещение. Так же как язычники, совершая обряд крещения, выражали свою приверженность иудаизму, так и сами иудеи теперь должны были выразить через крещение свою приверженность Царству Божьему, грядущему в лице Мессии. По мнению Иоанна, иудеи нуждались в такой перемене в их жизни не меньше, чем язычники. Поэтому он и предостерегал их от губительного религиозного самодовольства: они не спасутся от гнева Божьего, готового излиться на нечестивых, лишь только потому, что они "дети Авраама" по плоти (Мт. 3:9-10).

Итак, крещение, как обряд, изначально подразумевало необходимость внутренней перемены, символом которой он и служил. Крещение предназначено быть выражением духовного переворота в жизни человека. Оно не заключалось в даче каких-либо обещаний, а лишь ознаменовывала приобщение человека к Божьему обществу (будь-то избранный Богом израильский народ или, позже, церковь), вдалеке от которого он до сих пор находился. Вероисповедание и понимание человека менялось - и он становился частью Божьего народа.

Однако, кроме этого слово "крещение" несет в себе и иной, образный смысл. Так Иисус предупреждал учеников о грядущих страданиях, которые им тоже надлежало перенести, подобно Ему самому. ["Крещением должен Я креститься…" (то есть, пострадать; Лк. 12: 50). "Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?" (то есть, опять же, пострадать; Мк. 10:38-39)]. То есть, "крещение" могло подразумевать "участие", "перенесение на себе", "отождествление". Поэтому апостол Павел и использовал этот термин для описания единения верующего со Христом (Рим. 6:3-4). Он говорил верующим: "Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись" (то есть, образно говоря, "оделись"; Гал. 3:27). Также и израильский народ, в свое время, "крестился в Моисея" (1 Кор. 10:2), то есть последовал за ним; другими словами, люди отождествили себя с Моисеем, признав его за лидера и подчинившись его руководству.

Иисус принял крещение от Иоанна, чтобы "исполнить всякую правду", то есть сделать все, что нужно, должным, верным образом (Мт. 3:15). Христу не нужно было актом крещения публично заявлять о каких-либо внутренних переменах, ибо Он был безгрешен. Однако, ради окружающих, Ему нужно было отождествить себя с народом, к которому Он пришел. Это был акт приобщения Христа к человечеству, и в частности к иудейскому народу. Он не давал никому никаких обещаний, а лишь начал свое служение, став на один уровень с людьми, которые в Нем нуждались. Кроме того, Иисус публично выразил признание миссии и деятельности Крестителя, как Предтечи и Божьего посланника.

В книге Деяний Апостолов крещение уверовавших явно несло в себе значение, во-первых, выражения их внутреннего преобразования и, во-вторых, приобщения их к церкви. Петр проповедовал: "Покайтесь, и да крестится каждый из вас…". Люди, "…принявшие слово его крестились, и присоединилось" к церкви около трех тысяч человек (2:41). В другом месте, люди, "когда поверили Филиппу, благовествующему о Царствии Божием и о имени Иисуса Христа, крестились …" (8:12). И, наконец, вновь Петр задавался вопросом, "Кто может запретить креститься водою тем, которые, как и мы, получили Святого Духа?" (10:47).

Как очевидно из Писания, христианская практика крещения никогда не заключалась и не должна заключаться в том, что верующий дает обещание Богу. То мнение, что христианин может дать Богу и в полноте исполнить свое обещание следует подвергнуть тщательному анализу в свете библейского учения о спасении и жизни по благодати через веру. Честный и богобоязненный христианин, после непредвзятых размышлений, может придти к тому выводу, что он не способен сдержать свое слово "на сто процентов", а значит, ему не следует это слово давать (Писание открыто сообщает нам о тех случаях, когда люди спешили давать Богу слово быть верными, причем совершенно искренне и даже с радостью (см. Исх. 19:8; 24:3,7-8; 2 Пар. 15:12-15). Последующие события выявляли всю несостоятельность и необдуманную дерзость таких заявлений. Люди непременно нарушали свои обещания). Ни один библейский текст (кроме, как кажется, вышеупомянутого 1 Пет. 3:20-21, значение которого нам еще предстоит обсудить) на него такой обязанности не накладывает.

Учитывая мнения служителей-современников, стоит вкратце упомянуть несколько популярных мнений касательно значения крещения. Во-первых, Библия, конечно, говорит об обетах, которые люди давали Богу и поручались исполнить их. Однако, обет - это не то же самое, что обещание, в чем можно легко убедиться, внимательно изучив оба эти библейские понятия. Во-вторых, предлагается также то мнение, что верующий добровольно налагает на себя обязательства, принимая крещение и вступая в христианскую общину; это стимулирует ответственность, прилежность и служение новообращенного. Это, безусловно, верно, но это далеко не то же самое, что давать Богу обещание жить полностью святой жизнью. (Меньших стандартов Бог не приемлет. "Полностью святыми" Бог видит своих детей во Христе, когда они верой принимают его праведность даром, согласно Его обещанию ["Праведный верою жив будет" (Рим. 1:17; Гал. 3:11); а также 1 Ин. 1:9; Фил. 1:6; Евр. 13:20-21]. И, напротив, "полностью святым" христианин не может стать (и/или быть) исходя из своих обещаний.). Кроме этого, Библия нигде не учит тому, что крещение предназначено в качестве свидетельства об обещанной верности церкви. И, наконец, будь то обязанность перед церковью или ответственность перед Богом - ни то, ни другое не является неким бременем и обусловлена не столько данным обещанием, сколько новым состоянием верующего. Будучи рожденным духовно и новым творением, он хочет служить Богу и церкви, и делает это не потому, что обязан по причине данного им слова. [Если это не происходит, то человек либо не наставлен в христианской вере должным образом, либо не рожден свыше вообще]. В-третьих, считается, что новообращенный дает Богу обещание стремиться быть верным во всем и жить святой жизнью перед ним. Какое бы хорошее намерение не стояло за этой формулировкой, нигде в Писании такой трактовки крещения не предлагается. Стремление к практической святости и позн

анию Бога (напр. Фил. 3:12-16 или 2 Пет. 1:3-11) не пре

подается как нечто, что мы обещаем Богу. Скорее, это то, что уже присуще христианину по самой его новой природе. Авторы Нового Завета призывали христиан жить в соответствии с тем, кем они были рождены быть. Кроме того, стремление никогда не выдавалось за нечто угодное Богу; Бог удовлетворен только собственной абсолютной святостью, которой Он наделяет человека во Христе при условии веры того человека. [Так, ревность иудеев обрести праведность по закону порицалась, как неразумные порывы; см. Рим. 9:31-10:4]. Говоря практически, чего может стоить, скажем, самое искренне стремление христианина, попавшего в зависимость от того или иного греха по той причине, что его никто и никогда не наставлял жить по-евангельски. Стремление в таком случае подобно попыткам вытащить самого себя из болота за волосы, не прибегая к помощи извне. Стоит повторить то, что Богу угодно не наше стремление в святости, а та Его святость, которую Он дарует верующему.

Вполне уместным для любого христианина будет задаться следующим вопросом: Разве можно быть столь дерзким, чтобы пообещать Богу полную верность со своей стороны? Это ничто иное, как самоправедность. Бог прекрасно знает то, что мы будем часто падать и согрешать, и Он не намерен наивно ожидать верности от нас. Напротив, Он намерен продемонстрировать лишь Свою верность! (См. 2 Тим. 2:13). Бог намерен исполнить Свои обещания, данные верующим (см. Фил. 1:6; Евр. 13:20-21; Рим. 8:28-39). Христианам следует помнить, что их задача - "возвещать совершенства Призвавшего их из тьмы в чудный Свой свет" (1 Пет. 2:9), и ни в коем случае не собственное "совершенство".

До сих пор мы вкратце ознакомились с предысторией практики крещения и критически упомянули существующие мнения, касающиеся значения крещения, не имеющие под собой библейского основания. Перед тем, как нам рассмотреть вызывающий немало недоразумений текст из 1-го Послания Петра, обобщим смысл и предназначение крещения. Исходя из вышеприведенных мест Писания, этим символическим актом, верующий, во-первых, публично свидетельствует о произошедшей в нем духовной перемене. Он заявляет о том, что теперь он верует во Христа как личного Спасителя, что он родился свыше и что он принял Духа Святого. Крещение иллюстрирует смерть человека для греха (погружение в воду) и воскрешение для новой жизни (выход из воды). Во-вторых, акт крещения ознаменовывает приобщение уверовавшего к церкви Божьей. В действительности, это приобщение уже состоялось в момент покаяния; именно тогда человек стал членом церкви. Но это событие было невидимым для окружающих и новообращенный теперь должен заявить об этом публично, что он и делает, принимая крещение. И, в- третьих, актом крещения верующий заявляет о своем единении со Христом. Человек свидетельствует о готовности исповедовать учение Христа и, опять же, иллюстрирует свой мистический, невидимый для окружающих союз с Ним. Дитя Божье отождествлено со Христом, является Ему братом и сонаследником. Апостол Павел говорит о таком союзе с помощью фраз "мы в Нем (во Христе)" и "Он (Христос) в нас" (см. Рим. 8:1; Еф. 1:4; 2:6; Кол. 1:27). Христос теперь сама жизнь наша (Кол. 3:4).

 

К учению 1 Петра 3:21

Толкователи и комментаторы Библии единодушны в том, что 1 Петра 3:21, впрочем, как и предыдущий контекст (ст. 19-20), представляет собой сложный для перевода и истолкования текст. Что бы ни означало это место Писания на самом деле, ясно одно: у нас нет никаких оснований строить на нем доктрину о том, что верующий, принимая крещение, дает Богу некое обещание служить ему. Такое истолкование, во-первых, противоречило бы общебиблейскому учению о неспособности человека взращивать самого себя в праведности (что неизбежно подразумевается в обещании типа "Я обещаю быть верным Богу"). И, во-вторых, упомянутое истолкование противоречит смыслу и предназначению символического обряда крещения.

Итак, о чем же идет речь в 1 Петра 3:21. Прежде всего, следует разобраться с термином, переведенным в Синодальной Библии существительным "обещание". Греческое слово эперотейма употреблено в Новом Завете лишь однажды - именно в рассматриваемом нами тексте. Его непосредственное значение - "вопрос", "запрос", "обращение" (с просьбой). Хотя следует признать, что этот термин порой истолковывался как "зарок", "обязательство" или "обет" (например, эперотейма употреблялось в отношении обязательств, скрепленных контрактом (Colin Brown, New International Dictionary of the New Testament Theology).), трудно сказать, почему синодальные переводчики сделали это в данном случае. В большинстве случаев в античной классической литературе термин использовался в его основном значении (данные взяты из W. F. Arndt and F. W. Gingrich, A Greek-English Lexicon of the New Testament and Other Early Christian Literature и Colin Brown, NIDNTT.). Кроме того, переводчики, к сожалению, вступили в явное противоречие с той библейской позицией, что человек, будучи грешным и немощным созданием, не способен сдержать свое слово.

Более приемлемым переводом 21-го стиха было бы следующее: "(20)…спаслись от воды, (21) которая служит прообразом крещения - не плотской нечистоты омовения, а прошение к Богу о доброй совести; оно ныне спасает вас на основании воскресения Иисуса Христа" (таким же образом переводят текст такие английские версии Библии как NASB и NRSV. Надо сказать, кроме всего прочего, что фразировка синодального перевода "обещание Богу доброй совести" явно неуклюжа; неясно, либо наша совесть обещает нечто Богу, либо мы обещаем Богу нашу добрую совесть, либо что-то еще). Таким образом, речь идет о смиренном исповедании христианина своей немощи и зависимости от своего Спасителя-Бога. В момент принятия крещения, ввиду предстоящего христианского пути, на котором будет немало преткновений и искушений, дитя Божье обращается к Отцу за помощью. (См. также, Сергей Конторович, "Краткий ответ на сложный вопрос" в журнале Вера и жизнь, 5/2000, стр. 10).

Еще один вариант перевода этого нелегкого текста заключается в следующем: в момент крещения верующий обращается к Богу "от доброй совести" (подобно как "от чистого сердца" или "от всей души"). Грамматически такой перевод возможен. С богословской точки зрения он также непротиворечив. Верующий принимает крещение, положительно откликаясь на данную Спасителем заповедь; его добрая совесть, приобретенная при рождении свыше, с радостью обращается к Богу. Этот вариант нисколько не противоречит первому, потому что верующий как уже обладает "доброй совестью", обращаясь "от нее" к Богу, так и может просить ее у Бога для будущей земной жизни.

 

Добрая совесть

Что же это за добрая совесть, которую просит у Бога новообращенный при принятии крещения или от которой он обращается к Богу? В Новом Завете греческий термин сунейдейсис ("совесть") означает также "мышление" или "осознание". Ср. 1 Пет. 2:19, где сунейдейсис переведено причастием "помышляя", и Евр. 10:2 - "сознание" (грехов). Прежде всего, добрая совесть - это мышление, соответствующее евангельской истине спасения и жизни по благодати через веру. Это осознание зависимости творения от Творца, дающего жизнь и успех в соответствии с Его планами. Это отказ уповать на собственные силы и заслуги. (Мы - новое творение во Христе Иисусе (Еф. 2:10; 2 Кор. 5:17); а творение, как известно, зависимо от своего Творца).

Апостол Павел говорил о непорочной совести, которую стремился иметь перед Богом и людьми, в тесной связи со служением Богу и надеждой на Него и проповедью евангелия (Деян. 24:14-16). Его совесть была под руководством Духа Святого (Рим. 9:1). Он мог хвалиться свидетельством своей совести в том, что он жил "в простоте и богоугодной искренности, не по плотской мудрости, но по благодати Божией" (2 Кор. 1:12). Он наставлял людей "от доброй совести", преследуя одну цель: укрепление любви между христианами (1 Тим. 1:5). Отвержение доброй совести влечет за собой крах веры (1 Тим. 1:19). Чистая совесть - "тайник", где хранится вера (1 Тим. 3:9). Имея добрую совесть, христианин желает вести себя честно (Евр. 13:18) и имеет "доброе житие во Христе", заставляя злословящих посты

диться (1 Пет. 3:16).

Приведенное новозаветное описание доброй совести впечатляет. Справедливым вопросом б

ыло бы то, стоит ли нам дерзнуть пообещать Богу такое? Нет! Можно ли попросить этого у Бога? Несомненно! Исполнение закона и собственные усилия не могут сделать приходящего к Богу человека, включая его совесть, совершенным (Евр. 9:9). В свое время, израильский народ в неразумии обещал Богу исполнить Его закон (Исх. 19:8), но был обречен на неудачу. Мы же можем получить чистую совесть для служения Богу только от Христа (Евр. 9:14), через окропление кровью Христа (Евр. 10:22). Это благодатный дар!

 

Ной не обещал, он верил

В заключении, остановлюсь на аналогии, которой воспользовался апостол Петр, гово-ря о крещении. Спасение верующего Ноя послужило прообразом новозаветного спасения. Мы не видим того, чтобы Ной обещал что-либо Богу. В последствии праведник совершал постыдные грехи. [Впрочем, его пример никоим образом не должен склонять кого-либо к беспечности!]. Но его вера налицо! Мы не видим, чтобы он просил у Бога дать ему добрую совесть, но ее проявления очевидны, и это служит для нас положительным примером. Он сделал все, как повелел ему Господь (Быт. 6:22; 7:5). Благоговея перед Богом, он сделал ковчег, в котором спасся он и его семья. Своей верой он также осудил мир (Евр. 11:6), что перекликается с новозаветным описанием доброй совести (ср. 1 Пет. 3:16).

 

Что будем исповедовать мы?

В заключении рассуждений нам следует задаться рядом вопросов. Принимая крещение, как следует христианам мыслить об их способности жить верно перед Богом и о Его способностях привести нас в образ Сына своего? Что дети Божьи осмелятся приписать себе и что по праву припишут Богу? Посягнем ли мы на способность сдержать свое слово, в то время как на это способен один лишь Бог? Не стоит ли христианам переосмыслить значение слов, сказанных ими Богу в день крещения ввиду того, что они, надо признать, их уже много раз нарушили? Как мы будем наставлять новообращенных в отношении их христианской жизни после крещения? Какой смысл крещения мы им преподадим?

Крайне важным для всех христиан является безукоризненное исповедание евангелия - вести о Божьей благодати, действующей как с целью спасении от Его гнева за грех, так и в процессе христианского хождения. Это придаст правильное понимание всем христианским доктринам, заповедям и требованиям. Крещение, в частности, представляет собой один из способов провозглашения Божьей благодати, Его свершений и планов. Оно не должно уподобляться ритуалам неевангельских религиозных течений, которые тесно связаны с человеческими стараниями и заслугами в процессе приобретения спасения. Следует вновь повториться: мы не даем Богу своих обещаний; мы верим Божьим обещаниям в отношении нас!

Q.Ресурсы:
Сообщество Вконтакте
Q.Орфография:
  Если Вы заметили любого рода ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter. Мы рассматриваем каждый Ваш сигнал с благодарностью за Вашу помощь!
Разделы сайта:
  • » Видео
  • » Загадки
  • » Игры
  • » Идеи
  • » Илл-ции
  • » Комиксы
  • » Лагерь
  • » Новости
  • » Опросы
  • » Ответы
  • » Открытки
  • » Песни
  • » Послания
  • » Поделки
  • » Поэзия
  • » Психология
  • » Рассказы
  • » Свадьбы
  • » Статистика
  • » Страсти Хр.
  • » Сценки
  • » Тесты
  • » Фильмы
  • » Фразы
  • » Шутки
  Авторские права на размещенные материалы [если не оговорено иначе] принадлежат авторам; в случае заимствования материалов для дальнейшей публикации их в электронных или печатных изданиях обязательно наличие явной активной ссылки на сайт Uucyc.ru.    Все права сохранены.
   © 2000-2017, Uucyc.ruGT: [0.0081]
Орфус